ВСД – диагноз на все случаи жизни

Интервью для журнала «7 дней»

Больше 20 лет рядом с нами, в Москве, происходят удивительные вещи. Здесь пациентам, которые десятилетиями страдают самыми разными формами вегетативных расстройств «снимают» диагноз ВСД без таблеток и операций…

О СТРАДАЛЬЦАХ И СКИТАЛЬЦАХ

— Александр Иванович, у меня на лестничной площадке два соседа, мы давно дружим. Он — бизнесмен пятидесяти лет, она – молодая студентка. Он – всю жизнь с высоким артериальным давлением, последнее время часто вызывает «скорую», у нее предполагали сначала «гастриты-энтериты», потом ферментативную недостаточность, и вот теперь и ей, и ему поставили один диагноз — ВСД. Как это может быть? Что здесь общего?

— Общее то, что, как вы сказали, они долгое время лечились от разных болезней. Это показательный пример, если говорить о проблеме своевременной диагностики вегетативных расстройств. Ко мне иногда приходят пациенты, имеющие по пять-шесть разных заключений…

— То есть ВСД трудно диагностировать?

— Поставьте себя на место врача. Анализы у пациента в порядке. Всевозможные обследования от УЗИ до МРТ показывают норму. А больной ходит к вам каждую неделю и жалуется, что ему плохо, нечем дышать, сердце колотится, пот градом льется, что он постоянно вызывает «скорую» и т.д. Здоровым такого человека не назовешь, а конкретной болезни у него нет. Это и есть — ВСД — диагноз на все случаи жизни, как я его называю.

— Понятно. Получается, я тоже болен. Часто бывает головная боль, я реагирую на смену погоды, давление поднимается после праздников…

— Разумеется. Вегетативные расстройства есть у большинства из нас. Однако в ряде случаев они бывают настолько выраженными, нестерпимыми, мучительными, что волей-неволей приходится думать либо о тяжелом соматическом заболевании, либо о психиатрии. Таких пациентов я называю страдальцами и скитальцами, потому что прежде чем попасть к опытному неврологу, точнее, вегетологу, они стучатся в разные двери. И, в конце концов, слышат одно и то же: «у вас ВСД, ничего не поделаешь».

 

ФАКТ, ИЗВЕСТНЫЙ С КОНЦА 19-го ВЕКА

— В том смысле, что не лечится?

— В каких-то случаях помогают сосудистые препараты, обезболивающие, снотворные, кому-то может облегчить состояние психотерапия, но истинную причину вегетативных расстройств такое лечение не затрагивает, поэтому во многих случаях оно действительно – бесполезно.

— А какова истинная причина?

— То, что я сейчас скажу, известно еще с позапрошлого века, но почему-то в наше время об этом факте либо не знают, либо не принимают во внимание. Речь идет о явлении парабиоза – пограничном между жизнью и смертью состоянии клеток, когда их активность резко снижена. Именно парабиоз приводит к нарушениям как местной, так и общей нервной регуляции,
чем объясняется многообразие симптомов ВСД.

— А что приводит к этому парабиозу?

— По моим наблюдениям, вегетативные нарушения часто развиваются в отдаленные периоды после травм и ушибов грудной клетки и позвоночника, сотрясения головного мозга. Причиной могут быть также частые простудные заболевания в детстве, стрессы, перегрузки, алкоголизация и т.д.

— И с этим никак нельзя справиться?

— Вот это – главный вопрос. Можно справиться, причем не прибегая к хирургии, которая предлагает перерезку нервных волокон, терапии с ее многочисленными фармпрепаратами, психотерапии и т.д., а с помощью специфической стимуляции для «пробуждения» пораженных участков – вегетативных ганглиев и сплетений. Ведь парабиоз – и это тоже научный факт — явление обратимое.

— То есть вы находите «больное» место, а потом его стимулируете? Как находите и чем стимулируете?

 

КАК УВИДЕТЬ ВСД

— Мы хорошо видим патологические участки вегетативной нервной системы благодаря компьютерной тепловизионной диагностике (применение тепловизора в вегетологии — это наше ноу-хау). Анализ снимков позволяет четко выделить как основные пораженные узлы, так и «заинтересованные», то есть вовлеченные в неправильную работу выше и ниже лежащие нервные образования. Кроме того, тепловизор показывает, как «уходит» парабиоз, как мигрируют очаги патологической активности, что позволяет корректировать лечение и объективно оценивать эффективность проводимой терапии. Так как исследование это неинвазивное и абсолютно безопасное, то мы проводим его столько раз, сколько нам необходимо.

Теперь о том, чем и как стимулируются нервные клетки. Основное воздействие – это лазеротерапия (как чрезкожная, так и внутривенная), которую мы сочетаем с магнитами, светотерапией и электростимуляцией. Благодаря такому широкому спектру аппаратного воздействия мы и добиваемся запуска функциональной клеточной регенерации, которая продолжается затем самостоятельно в течение трех месяцев после окончания курсового лечения.

— Получается, вы даете толчок для регенерации, и организм потом сам себя долечивает?

— Именно так. И вам будет легко в этом убедиться. Приходите на лечение. А главное, приводите своих соседей…