Случаи из клинической практики: Головная боль

– Люди, страдающие головными болями, являются наиболее частыми нашими пациентами. Дело в том, что именно этот симптом — один из наиболее распространенных спутников вегетативных нарушений, которые многие специалисты рассматривают как следствие определенных заболеваний, а мы – как причину…

Насколько оправдан наш подход, можно судить хотя бы по такой цифре: из 10 обратившихся в «Центр вегетативной неврологии» с диагнозом: мигрень – девять человек имеют ярко выраженные признаки дисфункции сегментарного симпатического аппарата, и после лечения не испытывают головных болей. С моей точки зрения, этот факт свидетельствует не столько о гипердиагностике мигрени, сколько о недостаточном обследовании пациентов, в частности, состояния их вегетативной нервной системы. Мигрень – при отсутствии явных признаков какой-либо патологии является диагнозом исключения. И мы его часто снимаем.

Еще одной проблемой, с которой сталкиваются пациенты с сильными головными болями, является лекарственное привыкание (абузусная боль). Эта боль возникает в том случае, если человек бесконтрольно принимает таблетки, и она уже, как правило, не поддается лечению по общепринятым терапевтическим схемам, включающим сосудистые препараты, анальгетики, гипотензивные лекарства при наличии гипертонии и т.д. И это понятно, так как в патологическую цепочку нарушений включается уже лекарственная зависимость как на физиологическом, так и на психологическом уровнях.

В этой связи наиболее показательным примером является следующий случай.

Ко мне обратился мужчина из Киева и записал на прием свою шестидесятилетнюю маму. Женщина много лет страдала сильными головными болями и была вынуждена принимать ежедневно по 40 (!) таблеток пенталгина.

Ее обследование показало наличие нескольких очагов температурной аномалии в проекции шейных и верхнегрудных симпатических узлов, а также признаки сосудистой дистонии.

Мы провели десять сеансов физиотерапевтического лечения, после чего сын увез маму обратно в Киев. Через неделю он, как было условлено, позвонил и сказал, что дозу таблеток удалось снизить до 20. А еще через две недели – до 5-7 в день. На повторный курс, положенный в таких случаях через три месяца, женщина уже не приехала. «Минимальная», с ее слов, доза обезболивающих ее устраивает, и состоянием своего здоровья она вполне удовлетворена.

Здесь я еще раз хочу вернуться к вопросу необходимости более тщательного обследования людей, страдающих головными болями. У нас, к сожалению, работают профессиональные штампы. Головная боль, плюс давление – понятно – гипертония. Нашли снижение кровотока в сосудах мозга – что вы хотите, у вас ВСД, поэтому и голова болит. Глаукома – нужно снижать внутриглазное давление, тогда все пройдет. Была травма головы, остеохондроз – тут и без обследований причина ясна…

Из врачебной практики все больше и больше уходит такой важный «инструмент» как анамнез. Приходит пациент, спрашиваешь, на что жалуетесь? Голова болит, отвечает. Начинаешь задавать вопросы, и оказывается, что у человека не одна-две, а двадцать две жалобы, начиная от нарушений в работе желудочно-кишечного тракта, заканчивая сердечно-сосудистой патологией. И все симптомы, как мозаику, можно сложить в одну общую картину болезни.

Не случайно и лечение, которое мы проводим, не только «снимает» головную боль, но и самым существенным образом влияет на общее состояние здоровья, так как поражение одного участка вегетативной иннервации приводит к сбою в других отделах нервной системы. И наоборот, нормализация функциональной активности «слабого звена» запускает механизм самовосстановления во всех «заинтересованных» отделах.

Приведу такой пример.

Обратилась тридцатилетняя женщина, которая с семи лет страдала приступами острых головных болей (начались они после полученной в детстве серьезной психотравмы). Боли пульсирующего характера, с обострением обоняния, чаще односторонние, как при мигрени (ее диагноз: мигрень). Сама делала себе обезболивающие уколы. Однако весной и осенью приступы обострялись настолько, что приходилось вызывать «скорую». Артериальное давление, с ее слов, постоянно «скачет» с 90/60 до 160/100.

При опросе выяснилось также, что она часто страдает запорами, часто бывают эпизоды затрудненного дыхания («как камень на грудь положили»). Она никогда не потеет, даже в бане и сауне. Ежегодно обостряется тонзиллит и т.д. Всего я насчитал более тринадцати ярких симптомов и жалоб, о которых ее никто никогда ранее не спрашивал. После проведенной диагностики методом кардиоинтервалографии мы выявили крайне слабую адаптивную возможность организма, а на тепловизоре – множественные очаги температурных аномалий в проекции вегетативных центров справа.

А теперь – хронология лечения. Мы провели несколько новокаиновых блокад и 10 сеансов комбинированной фотолазеротерапии.

После второго сеанса головной боли не было. Четвертый сеанс – головной боли по-прежнему нет, бессонница. Пятый сеанс – обострение болевого синдрома, тяжесть в затылке, тревога. Седьмой день – сильная головная боль с ознобом и повышением артериального давления до 150/100. С восьмого по десятый сеансы – жалоб нет. В отдаленном периоде (с момента обращения прошло больше года) у женщины нормализовалось артериальное давление, не было эпизодов головной боли, тревоги и нехватки воздуха. Нормализовалось пищеварение.

Если бы у этой женщины обнаруживался еще и остеохондроз шейного отдела, то его можно было бы назвать собирательным или хрестоматийным в отношении всех пациентов нашей клиники, приходящими с жалобой на головные боли.

Вы никогда не задумывались, почему остеохондроз чаще всего затрагивает изолированные участки позвоночника. Почему этот дегенеративно-дистрофический процесс обнаруживается только в определенных сегментах, особенно в начале развития?

Мои наблюдения показывают, что дистрофия межпозвонковых дисков происходит именно в тех сегментах, где страдают симпатические паравертебральные ганглии. И, наверное, не остеохондроз – причина этих изменений, а совсем наоборот?..

Помню одного пожилого мужчину, который впервые почувствовал, «что такое настоящая головная боль» только в возрасте 60 лет… Провокацией послужил сеанс лечебного массажа. Так, кстати, часто бывает, что начало головной боли связано с лечением остеохондроза: мануальной терапией, массажем, ЛФК… Действительно, томограмма позвоночника говорила о выраженной дистрофии межпозвонковых дисков, нескольких грыжах и протрузиях шейного отдела. Но при этом признаков ущемления нервов, «корешкового синдрома» у него еще не обнаруживались, а были только признаки выраженного угнетения работы паравертебральных вегетативных узлов и шейного сплетения.

Если бы наше лечение было начато им не в 60 лет, когда изменения стали уже необратимыми, а годами раньше, можно было бы не только предупредить появление головной боли, но и существенно повлиять на развитие остеохондроза. А так мы смогли только справиться с головной болью…

Этот вывод применим, кстати, ко всем заболеваниям, вызванным или вызывающим нарушения вегетативной иннервации. Нужно обращаться за помощью при самых первых признаках недомогания, не дожидаясь развития болезни до такой стадии, когда единственным способом лечения становится хирургическое вмешательство…